February 10th, 2021

Головокружение от успехов

Когда-то в конце 90-х передо мной мелькнуло какое-то психологическое исследование, где проводилась соответствие между доходами человека и его "социальными связями", под которыми понимались связи человека с различными общественными институтами и рядовыми представителями общества. Исследователи не без оснований утверждали, что чем выше доход, тем ниже индекс его социальных связей. Иными словами, чем выше доход, тем больше может позволить себе свободы индивидуум, не вступая в контакты с обществом. Например, если много денег, то в случае болезни можно купить место в хорошей клинике, а не стоять в очередях в учреждениях общественного здравоохранения. При наличии постоянного дохода можно позволить себе не работать - соответственно, у человека рвутся социальные связи по отношению к начальствоу и коллегам по работе; можно обедать в ресторанах вместо того, чтобы готовить себе еду, заказать услуги клининга, вместо того, чтобы самому убирать в своем жилище, из-за чего теряется опыт поведения рядового индивидуума в быту, и так далее.
В определенный момент, когда доход достигает определенной цифры (по-моему, если память не изменяет, это доход в 200 тысяч долларов), у человека перестраивается психика, и он начинает по-другому оценивать общественные связи.
Он как бы выходит из общества, становится асоциален и перестает воспринимать обычные насущные нужды, как обязательную необходимость, с которой связано большинство помыслов и действий рядового индивидуума. Очень условно это состояние психики можно сравнить с состоянием психики человека, выросшего в детдоме. Статистика по демографии сирот, выросших в детдомах, показывает, что только малая часть их способна создать собственную семью, потому что эти люди были с детства лишены обычной семейной жизни, из-за чего они во взрослой жизни не могут воспроизвести ее модели самостоятельно. В семьях, где сумели пронести богатство через несколько поколений, есть специальные практики, которые позволяют "заземлять" человека, выросшего в отрыве от обычных человеческих обязанностей и потребностей; такого ребенка специально приучают находить общий язык с обычными людьми. Но если богатство свалилось на человека внезапно, и он не обладает достаточной волей и интеллектом, чтобы контролировать себя, его действия могут стать совершенно непредсказуемы. Очень часто такие люди доходят в своем чувстве бесконтрольности до того, что начинают "бросать вызов богам".
Вот тут я перехожу к текущей политической ситуации в России, которую в этой бывшей рабоче-крестьянской стране не все правильно воспринимают. В последней российской истории на сегодняший момент есть два "бросателя вызова богам". Первый - это Ходороковский, второй Навальный. Те, кто наблюдал поведение Ходорковского перед задержанием, говорили, что он вел себя совершенно иррационально: он не сделал ничего, чтобы предотвратить катастрофу, он вел себя, как баловень судьбы, которому всё удается, перед которым нет никаких преград. И ему действительно, до этого удивительно везло, везло настолько, что чувство самосохранения стало подводить, для него практически исчезло ощущение возможной опасности, которую ему может создать социум. Во время суда над Ходорковским все задавались вопросом, почему этот человек позволил себя так легко упрятать в тюрьму, когда он мог легко этого избежать. Тот же вопрос обсуждают сейчас сторонники Навального, интерпретируя его "триумфальное возвращение на родину", как невиданный прорыв, вызов властям, имеющий, якобы, невероятное моральное значение для будущего процветания России. Романтический флер полностью вытесняет политическую иррациональность поведения их лидера, но, учитывая, что большинство сторонников этого политического активиста принадлежат к ультраправым, то есть, к наиболее отсталой части общества, становится очевидным, что у них нет инструментов для правильной интерпретации его действий, и вряд ли кто-либо, не считая меня, правильно озвучит мотивы этих действий в СМИ или общественной публицистике.
Трудно понять, что творилось в головах у обоих этих деятелей оппозиции, без понимания описанного выше фактора "потери связи с обществом". Самая вероятная версия: оба к моменту катастрофы настолько утеряли представление о процессах, управляющих жизнью рядового гражданина, что приписали себе неуязвимость богов, которых не могут коснуться обычные препятствия, создаваемые обществом для обуздания поведения наиболее неконтролируемых лиц.
О чем думал Навальный, не позаботившись привести в порядок бюрократические формальности из-за нарушений отбывания своего условного срока? Скорее всего, он воображал себя настолько весомой фигурой, что нашел возможным проигнорировать проблемы, которые считались бы серьезными для любого рядового гражданина, оказавшегося в подобной ситуации. Вы отсиживаете срок условно, и вдруг вы оказались за границей? Каковы будут ваши действия? Наверняка вы заранее попытаетесь связаться с органами, перед которыми вы обязаны отчитываться, и попробуете договориться с ними по-хорошему, приведете какие-то объяснения и оправдания, а если не получится договориться, то начнете обдумывать возможность попросить убежище в стране, где вы оказались, или, в самом крайнем случае, вы вернетесь в полной готовности понести наказание за нарушение. Но почему же Навальный вел себя иначе, чем рядовой гражданин? Я допускаю, что в голове Навального роились мысли о том, что мощь его сторонников так велика, что власти не посмеют его задевать из-за боязни, что оппозиция отстоит его неприкосновенность силовым путем. Что случилось в реальности, мы уже увидели: толпа не нашла в себе достаточно сил отстаивать претензии своего лидера на богоизбранность, - и я считаю, что именно в этом заключается наиболее позитивный результат недавних событий. Наверняка, Навальный уже тоже начинает это постепенно понимать, но вряд ли он теперь когда-нибудь признается, какие неоправданно высокие запросы он предъявлял миру и как неоправданно высоко он оценивал значимость своей персоны. Печально, что политическая жизнь в России находится на таком примитивном уровне, что оппозиция не в состоянии отрефлексировать поведенческие мотивы частных лиц и отделить их от политической повестки.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.