Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Феминизм против "материнского капитала"

Так называемый "материнский капитал" следует называть по факту не "материнским", а "отцовским", поскольку, это практически денежный взнос государства на ребенка вместо отца ребенка. То есть, это прямое потакание со стороны государства мужской эмансипации. Во все века как ведь было: сам родил - сам и содержи. Всем плевать, есть ли у тебя деньги на то, чтобы позволить себе потомство. Нет денег, не умеешь заработать - ну и оставайся навечно дешевым невостребованным бобылем, женщины будут всегда от тебя разбегаться. Всем, повторяю, плевать.

А нынче государство впряглось оплачивать хотелки дешевых самцов по продолжению рода. Вдумайтесь только: не мужчина платит за содержание своего приплода, а государство содержит из бюджетных денег, за счет налогов посторонних мужчин и, самое отвратительное, посторонних женщин. То есть, оплата содержания ребенка какого-то неплатежеспособного безответственного отца падает грузом на женские плечи. Причем обременение женщин материнством - грязным черным трудом по уходу за младенцем - государство не видит в упор, называя посредством пропаганды этот вид рабского труда "радостями материнства". Раз государство взялось выполнять обязанности отца, то почему бы государству не взять на себя и роль матери? Пусть бы к каждой матери приставляли оплаченную государством няньку, которая будет заниматься ребенком, пока мать будет учиться, заниматься бизнесом или просто тарахтит в соцсетях, как тарахтят в соцсетях отцы младенцев в те неотработанные своим трудом часы отцовства, которые им оплатило на халяву государство. Это будет только справедливо: раз государство компенсирует денежный вклад отца, то пусть государства компенсирует и хлопоты матери. Зачем же облегчать жизнь только бездельника-отца, позволяя ему обзаводиться потомством, за которое он не чувствует никакой ответственности и которое ему не положено по его природному положению отбракованного самца? Давайте облегчим и эмансипируем и жизнь матери, раз работающие женщины платят налоги наравне с мужчинами.

Не хочется? Труд реальной няньки будет стоить гораздо дороже, чем нефтяной денежный калым за сперму отца? Ну тогда отменяйте и отцовский "материнский капитал" и любую материальную помощь несовершеннолетним - она только плодит безотцовщину - детей от никудышних ни на что не годных, безответственных отцов, для которых не предусмотрено природой никакого потомства. Вот и посмотрим тогда, чего стоит по гамбургскому счету "материнский инстинкт", который государство насильно натягивает на женщин с младенчества, в эпоху массового производства контрацептивных средств и разложения аграрного образа жизни.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Жизнь подкидывает анекдоты

Корейскую императрицу (или королеву) корейцы называют "мама". Это звучит забавно в дорамах, когда, например, какие-нибудь придворные валятся перед королевой на колени и со страстью в голосе взывают к ней "мама!" Прямо, как у Гоголя когда кузнец попал на прием к Екатерине: "Помилуй, мамо!"

А теперь догадайтесь, как называют китайскую императрицу. В это трудно поверить, но ее называют "няня"! Если прислушаться, то это звучит ближе к "ньянья", в беглой речи это чисто "няня".

О "радостях" родительства

Если бы уход за младенцами не был тяжелым дебилизирующим черным трудом ("черным трудом" в Древней Греции называли труд, который выполняли рабы), то все мужчины уже давно только и трындели бы в соцсетях о том, как ловко им удалось поменять памперсы у своих чад. Но мужчины почему-то не хотят этим заниматься даже в свободное время, предпочитая вместо этого тарахтение о политике и шашлычки с корешами на природе.

Вывод: уход за младенцами - тяжелый дебилизирующий рабский труд, которого любой умной женщине следует избегать так же, как его избегают мужчины, чтобы сохранить работу мозгов, которые нужны для свободного труда (а "свободным трудом" в Древней Греции называли политику, бизнес, искусство, - то есть, творчество, преобразование мира, созидание свободного человека).

Только системный свободный труд может быть базисом для человеческого счастья и развития личности, в то время как системный черный труд может быть только базисом для упадка и деградиции.

Мужчины, которые корыстно хотят заполучить себе потомков за счет деградации личности женщины, не желая разделять с ней тяготы черного труда, связанного с родительством и работами по дому, не имеют право на продолжение рода. И мы видим, что перекос, связанный с избытком в обществе мужчин, паразитирующих на увеличении социальной нагрузки женщин, начинает постепенно исправляться за счет увеличивающегося с каждым годом оттока из "мужского государства" женщин детородных возрастов (в основном, посредством браков с иностранцами) в страны с более благоприятными для них условиями (в основном, на феминистический Запад), а также притока большого количества мигрантов-мужчин, начинающих вытеснять с брачного рынка местных дармоедов с непомерно раздутыми запросами. Так и должно быть. Природа не терпит перекосов и исправляет их с помощью общественной самоорганизации. Там, где женщин начинают рассматривать, не как личностей, а как ресурс, женщины начинают исчезать, превращаясь в дефицит, ибо любой нещадно эксплуатируемый ресурс всегда в конечном счете превращается в дефицит.

"Радости" "материнства"

Ровно 5 дней назад я вляпалась в неприятности по собственной вине. Идя в ближнеквартальный магаз, обнаружила, что рядом в шоссе под ограждением стройки орет дикий котенок. Орал он очень жалостно, какой-то мужик пытался его выманить, но у него не вышло. Зато у меня, на мою голову, вышло, потому что у меня в сумке была нарезка колбасы. Во время выманивания котенок принял мой палец за кусок колбасы и ухитрился за него цапнуть до крови. И пришлось мне, вместо того, чтобы отнести его в ближайший двор, где он, по моим раскладкам, обитал, забрать его к себе на карантин в 10 дней. Сегодня заканчивается пятый, блин, день, и я уже не знаю куда деваться от радостей этого неожиданного кошачьего материнства. Все эти дни я, словно какая-то яжемамка, только и делаю, что кормлю, играю, убираю лужицы. Дописав этот пост, позвоню в аптеку, перерезервирую вакцину от бешенства (вранье, что Украина закупило вакцину, в России ситуация такая же, все отговариваются ковидом). Вообще-то, можно было решить вопрос с бешенством быстрее, сдав подозреваемое животное на Волынскую 12, где у него взяли бы пробу тканей мозга, но поскольку ткани мозга можно достать только из мертвого животного, а я - гуманистка по убеждениям, я предпочла десятидневный карантин. Еще и горячей воды нет третью неделю. Я уже близка к депрессии, и сама готова жалостно мяукать. Боже, как же я была счастлива, как я искренне наслаждалась жизнью, когда у меня не было никаких животных! Я просто не ценила своего счастья. А это ведь всего только котенок! Представляю, как дебилизирует мозги женщин возня с настоящими младенцами! Который раз убеждаюсь, что материнство это мерзкий черный труд и большая отупляющая гадость. Может, кому-нибудь нужен котенок? Симпатичная полуторамесячная кошечка, и между прочим, метис мейнкуна. Заберите кто-нибудь ее от меня в добрые руки, а? Крик души: я - писательница, мне надо писать, а не возиться с младенцами, кошачьими или человеческими!

А может, и хорошо?

А может, это и онтологически хорошо, что нынешние детки начали постреливать, без околичностей и переговоров? Старый алкаш-блогер, совершенно в духе старого совка (которым он себя почему-то не считает, они все, эти скрепоносцы, почему-то не считают себя совками), дал совет отдавать детей "в кружки". У меня сейчас в доме абсолютно дикий маленький котенок, которого я безуспешно несколько дней пытаюсь приучить к лотку. Если вдуматься, это проблемы одного и того же порядка: для котенка - научиться не гадить, где попало, для ребенка - не давать выхода деструктивным позывам. Но всё это - и процессы пищеварения, и деструктивные позывы - часть жизни, которую идиоты пытаются замолчать, зашикать, скрепить скрепами и спустить "в кружки". Я сыта по горло этим мерзким поколением сюсявых совковых маскулинов, этих вечных мальчиков с завышенными претензиями, выросших по "кружкам" под крылом фирменных совковых яжематей и отца-государства, с которыми они всю жизнь инфантильно выясняют отношения, не сомневаясь при этом, что женщины всегда разрулят за них все их проблемы, а кремлевский всенародный папочка всегда надает по морде их общепланетарным конкурентам. Наконец-то начали появляться детки, в которых проявляется естественная природная свирепость, приводящая в растерянность отцов народов из Кремля, теряющих привычный совковый контроль над порывами хаоса. Скрепы не удержали дверь в душный сарай закрытой. Это вам не ваш дурашливо-опереточный Навальный, тарахтелка, любящий халявное бабло и телеэфиры, это - мальчик с ружьем, звереныш, инстинкт которого совершенно верно подсказывает ему, что он живет не в обществе по законам людей, а в лесу по законам джунглей. Он просто хотел донести этот факт до окружающих. У него - всё всерьез, в отличие от.

Деторождение, как политический рычаг феминизма

Феминизм в свое время спас англосаксонский мир от деградации. Как это было? Во времена классического дикого капитализма на женщин в определенный момент наложили столько обременений, что у них в голове что-то заработало (редкий случай на фоне принудительной дебилизации женского населения с начала времен), и они начали предпочитать выживанию служению мужчине. Они просто стали бросать детей и семьи и сбегать. Помните диккенсовского "Оливера"? Приходилось создавать огромные филиалы работных домов, где воспитывались "бедные сиротки", т.е. брошенные матерями дети. То есть, разумеется, сперва отцы бросили своих детей, когда они были еще в материнском чреве, а потом их уже бросили женщины, потому что у них элементарно не было денег на их содержание.

Вот именно это - принципиальный отказ женщин от деторождения и воспитания детей вопреки всем приписанным им "инстинктам", - и стало самым весомым аргументом феминизма за все века борьбы женщин за свои права. Потому что государство без человеческого ресурса невозможно, а если женщины отказываются его бесплатно поставлять, то государство вынуждено считать женщин игроками на политическом поле и считаться с их требованиями.

И когда это произошло, ситуация у англосаксов на самом деле сильно оздоровилась, потому что мужчины вдруг внезапно доперли, что ребенок - это не обуза, которую на них навешивают женщины, а великая ценность, которую еще надо заслужить, ведь далеко не всякая женщина согласиться рискнуть своим будущем ради того, чтобы мужчина мог получить себе потомков. Тут, кстати, начинает работать та природная привилегия, которая дана женщинам, чтобы сбалансировать тяжелейшее обременение деторождением: природная привилегия женщины отбраковывать мужчин, недостойных потомства. И у англосаксов произошло оздоровление института отцовства, отцы стали дорожить своей семьей и своими детьми. Вот так женщинам удалось сбагрить обратно на мужчин те социальные обязанности, которые на них принудительно наложили после взрыва мужской эмансипации. Те государства, которые принято считать феминистическими, сейчас экономически процветают.

В России, которая, как известно, отстает от Запада примерно на 200 лет, ситуация подходит к критической точке.

Что характерно, даже самые безмозглые почвенники чувствуют, что этот процесс очень опасен для той архаичной среды, в которой они привыкли быть хозяевами.

Ниже я привожу образчик типичной истерики мелкого женофоба-традиционалиста pokrovitelptiz на мое упоминание о том, что женщины обременены деторождением (оригинал текста - здесь). Откуда такая взбешенность невинными, казалось бы, словами? Всё потому, что сегмент паразитарных эмансипированных мужчин, пользующихся покровительством государства в обмен на лояльность к нему, очень хорошо понимает, что если женщины перестанут быть самообновляющимся бесплатным ресурсом, то весь удобный уклад их жизни рухнет, потому что сложившейся пирамиде не на что будет опереться.

В данный момент постсоветские "мужские государства" на пределе эксплуатируют способность женщин к материнству. У государства есть два интереса к животу женщин.

Первый, чисто ресурсный: получить доминирование над другими игроками политического поля за счет "женской матки": огромного количества бесплатных покорных рабов (ведь от рабынь рождаются только рабы), которых можно гнать на войну и использовать в любых экспериментах.

Второй - опосредованный: государство заключило с мужчинами негласный общественный договор, по которому женщины отдаются в бессрочное рабство мужчинам, с тем, чтобы мужчины проявляли лояльность к любым действиям государства (отсюда, кстати, такое сопротивление кремля к внедрению законов, направленных на защиту женщин от домашнего насилия). "Мужчины - рабы государства, женщины - рабы мужчин" - вот так звучит этот вид общественного договора.

Государство, делая вид, что ему всё равно, то и дело мониторит продажи тестов на беременность, и они неутешительные: раз за разом интерес женщин к деторождению падает. Иными словами, мы сейчас переживаем ту самую, упомянутую выше критическую точку, которая в диккенсовские времена послужила стартом массового использования женщинами рычага деторождения, как политического инстумента. Точка теперешней массовой феминизации постсоветских территорий совершенно соответствует аналогичным явлениям классического дикого капитализма, за исключением того факта, что к настоящему моменту человечество успело обзавестись презервативами, и женский протест в виде огромного количества диккенсовских "бедных сироток" заменился протестом прямого отказа от деторождения.

Во избежание недоразумений, хочу отметить еще один момент: лично я не призываю к отказу от деторождения. Я только, как политолог, регистирую создавшуюся тенденцию. Я просто озвучиваю, оформляю соответствующими словами то, что происходит и будет продолжать происходить в безмолвии масс, и делаю я это, чтобы эти процессы проходили менее болезненно. Ну да, примитивные народы считают, что слова имеют колдовское значение, и если назвать какое-то явление своим именем, то можно получить над ним власть. Но мы же с вами живем в развитом обществе, n’est-ce pas?

Некоторые, возможно, посчитают, что эти процессы несправедливы и жестоки - но на самом деле, они удивительно справедливы и органичны: природа не терпит паразитарных самцов, утративших способность создавать благоприятную среду для процветания своих семей.

Дети - это не мое

Я так прямо и сказала, когда меня начали в очередной раз доставать вопросом о детях.
С подтекстом: "Идите вы со своими цветами жизни куда подальше".
Потому что меня это уже достало конкретно.
Подействовало - изменились в лице и отстали.
Вот так и пополняются методички политической борьбы.
Всегда следует говорить только правду.
Против правды нет приемов.
Я вообще-то ничего против детей не имею. Я их даже люблю. Но я их люблю примерно так, как мужчины их любят - поиграть, поговорить, дать конфетку и отослать к маме или к кому-нибудь, кому хочется ими заниматься больше, чем мне.

Выйти из сансары

Я уже давно пишу о том, что в последнее время мне не хочется сочувствовать никому из противоборствующих сторон всех основополагающих и злободневных схваток: ни семитам, ни антисемитам; ни русским патриотам, ни, упаси боже, их украинским аналогам; ни представителям ЛГБТ, ни ярым традиционалистам; ни крепостникам, ни либералам (кстати, бывают и либералы-крепостники, не верите - вспомните хотя бы Пушкина).
А всё потому, что и тех, и других я считаю дикарями, варварами в чистом классическом смысле слова. Варвары - это те, кто во всех поступках руководствуются личной выгодой, личной корыстью, а не общим благом.
Также не симпатизирую я ни России, ни Америке - потому что обе эти территории и все их духовные сателлиты по всей планете охвачены на данный момент быстро прогрессирующей варваризацией, отравляющей мозги большинства населения посредством пропаганды и антипропаганды.
Общее благо подразумевает безоговорочное естественное сочувствие только к четырем категориям: старики, женщины, дети и те, кто ослаблен недугом. Всё остальные конфигурации якобы страждущих и классификации якобы обездоленных - чистое наваждение ума, приводящее к углублению варваризации, в очередной раз охватившей наш мир. Эти бесчисленные "страдальцы" бывают обычно физически очень крепки и шустры, имеют влиятельных покровителей, часто сбиваются в активно действующие группировки и противоречащим их статусу жертв образом становятся крайне агрессивны и опасны, когда их интересы не рассматриваются, как приоритетные.
И самое худшее: все эти драчливые "мученики" крайне заинтересованы втягивать нормальных индивидуумов - и в особенности, ничем не защищенных реальных обездоленных людей -  в свои бесконечные склоки и драчки, расширяющиеся до локальных и даже мировых конфликтов. Агрессивный физический здоровый мужчина, годами перебрасывающийся оскорблениями в интернете с другими такими же бездельниками, а затем, когда ненависть достигла предельного накала, хватающий оружие и бегущий убивать своих противников,  нынче приравнивается по степени "страданий" к истязаемому ребенку, больному старику или забитой женщине - нормально ли это? Это совершенно ненормальная ситуация.
Лично я уже готова повесить на грудь знак с написью "Я - над схваткой", чтобы варвары из всех противоборствующих группировок не налепливали на меня привычный ярлычок либо врага, либо сторонника.
Думаю, что мыслящим гражданам планеты пора создавать новое движение, новую практику, которые заявят о себе активным отказом вступать в сансару пропаганды любых движений, основанных на варварских выгодах, и держаться в стороне от бурления варварских масс.

Зачем вообще сдался брак женщине?

Никогда этого не понимала. Это же сплошные обязанности, и никаких прав. С самого детства я смотрела на этих затюканных куриц, и отвращение к браку советского, а затем и постсоветского разлива меня никогда не покидало. И не у одной меня были такие мысли; я сильно подозреваю, что и другие девочки втихаря искали способы избежать этого пожизненного ярма. Но говорить об этом было не принято, потому что за такие взгляды окружающие могли сжить со свету, в особенности, те самые свиноматки-традиционалистки, которые положили свою тушку на алтарь замужества, поняли, что оно того не стоит, и их обманули, - и затаили ненависть на умненьких свободомыслящих женщин именно за их желание избежать несправедливых обременений. Зачем вообще брак женщинам? Ради детей? - но ясно же, как день, что далеко не все женщины любят детей и готовы разменять на них свою единственную жизнь, свои таланты и надежды. Брак выгоднее мужчинам, государство и дегенеративное российское общество легко снимает с них любые обязательства к жене и ребенку, а привилегий зато дает немеряно. Дети тоже нужны не женщинам, а мужчинам и государству, которые из кожи вон лезут, чтобы навязать женщинам какие-то там "материнские инстинкты", которых, на самом деле, играют не больше роли, чем "отцовские инстинкты" у мужчин. Всякий раз, как какая-нибудь озабоченная потребностью в "длительных отношениях" постсовковая ширинка лезет выяснять мое к ним отношение (таких, к сожалению, больше, чем я надеялась, когда думала, что после 50-ти меня наконец оставят в покое), я впадаю в тихое бешенство (а в последнее время и во вполне громкое бешенство), потому что вижу в таком интересе к себе попытку латентного рабовладельца ограничить права свободного человека.
Всё вышеизложенное - реакция на мнение , который зачем-то (но мы, конечно, догадываемся, зачем - без маскулинной пропаганды россия не живет) поделился ожиданием, что в предстоящей переписи населения замужних женщин окажется больше, чем женатых мужчин. Как все-таки не уважают себя женщины в этой рабовладельческой стране! Зачем женщине в постсовке врать, говоря, что она в браке? Искренне не понимаю этой вредной глупости. Хотя... может быть, для того, чтобы ее, наконец, перестала терзать притязаниями на ее руку вся эта дешевая маскулинная мошкара, так и слетающаяся туда, где есть хоть малейшие проблески халявы? Но этот маскулинный праздник жизни не надолго. Семимильными шагами приближается время, которое разочарует ожидания заместителя руководителя Росстата Павла Смелова и всех адептов песни про "десять девчонок на девять ребят."