Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Чем эпигон отличается от плагиатора?

Практически ничем.

И тот, и другой - бездарные подражатели.

Просто плагиатор нарушает чье-то авторское право, а эпигон уже не нарушает его, поскольку оно истекло (т.е. прошли положенные по закону 70 лет со дня смерти автора).

Кстати, насчет 70-ти лет. С учетом того, что продажи моих книг год от года растут - очень медленно, но верно, - могу себе представить, какой капитал обрушится когда-то на моих наследничков. Аж противно, как подумаю, как они будут жировать на моем труде аж 70 лет. Написать, что ли, завещание в пользу Общества защиты животных?
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Волшебная сила искусства

Настоящий подарок всем любителям искусства.
На ютубе этот ролик называется "Американец реагирует на Песняры - Беловежская пуща".
Обязательно посмотрите. Иностранного дяденьку со внешностью, никак не предполагающей любви к душевным мелодиям вдруг реально торкнула наша старенькая олдскульная "Беловежская пуща". Я не знаю, в чем причина такой реакции, но предполагаю, что в человеке внезапно заговорили родовые гены. Родовые гены, зов предков - это не выдумка, это довольно известное явление. Мне встречалось много материалов о людях, которые приезжали в чужую местность и внезапно переполнялись любовью к местной культуре, а потом оказывалось, что кто-то из их предков происходил именно из тех краев. Второе объяснение - более реальное - в высоком качестве исполнения. Красивый голос, красивая гармоничная мелодия, создающая хорошее настроение, качественное исполнение, - всё сошлось. Я уже когда-то слышала, что американцы, приезжавшие в СССР, увозили оттуда не только водку и икру, но и пластинки Песняров.
Ну и отдельно хочу добавить, что прослушав заново "Пущу" глазами зачарованного американца, я тоже прониклась ее энергетикой. Песняры действительно создали шедевр, и совершенно неважно, что он появился в топорное советское время. Вдохновение приходит творцу в любую эпоху.
"Кто бы мне разъяснил, о чем там поется?" говорит этот американский романтик. Надеюсь, из почти половины миллиона слушателей найдется кто-то, кто переведет ему слова этой песни. Я бы сама перевела и даже, может, срифмовала, но мне некогда, жутко некогда.

Основная проблема искусства

Основная проблема искусства - в том, что его постоянно путают либо с рынком массовых развлекательных услуг, вроде цирка, спортивно-игровых аттракционов, зоопарков и тд, либо относят его к образовательно-пропагандистской сфере. Иными словами, искусство всё время пытаются "привить" широким массам, хотя ширмассы в нем совершенно не нуждаются, ибо у них нет органа, которым бы они его воспринимали.
Другая сторона этой проблемы заключается в том, что рынок реальных потребителей искусства очень мал. Это наглядно видно на примере гастрольных графиков знаменитых музыкантов и трупп известных театров. Они вынуждены составлять свои турне на крайне ограниченной поляне - на выборке из столиц, мегаполисов и крупных городов планеты, да еще учитывать при этом, чтобы их гастроли не пересекались с гастролями их конкурентов - ведь если в каком-то городе побывал какой-нибудь знаменитый скрипач, то другой знаменитый скрипач, появившийся в нем сразу после отъезда первого, уже не сможет собрать большую аудиторию.
Зная эти тонкости, давайте теперь посмотрим на проблему искусства в разрезе воспринимающей его публики, которая, в свою очередь, концентрируется в городах, причем, либо в крупных городах, либо на территории, где плотность небольших городов так велика, и уровень жизни так высок, что они все вместе взятые, составляют урбаническое пространство, равное по инфраструктуре и плотности населения мегаполису - как, например, где-нибудь в Баварии, - только в таких местах найдется достаточное количество интеллектуально развитых людей желающих посетить оперный спектакль или концерт скрипача-виртуоза.
Далее, давайте прикинем, сколько таких городов на Украине и в России. Я могу сразу сказать приблизительное число: на Украине - около полдесятка, в России - 10-15. Других мест, в которых жили бы потребители искусства в количестве, достаточном для того, чтобы наполнить зал, на этих территориях просто нет. Не объезжать же оперным театрам колхозы и районные центры. Да и не всякий колхоз сейчас обитаем, то есть заселен не то чтобы поклонниками искусства, а хотя бы самыми простыми людьми (земля "лежит впусте", как колоритно говаривали наши древние летописцы).
Всё сказанное касается и рынка литературы - только 10-15 городов России и 5-7 городов Украины охвачены книжными магазинами с более-менее приличным ассортиментом. Открывать отдельный книжный магазин в райцентре просто бессмысленно - там нет достаточного количества потребителей литературы. Коллективную донцову же вполне можно (и уместно) продавать и в супермаркетах рядом с "Календарем огородника" и журналами "Лиза" и "Вязание крючком", поскольку коллективная донцова не является искусством, а является просто неким ширпотребным развлекательным продуктом. Встречаются ведь "молокосодержащие продукты", на которых так и написано, что это не творог и не сметана, а "продукт", что-то такое, что едва-едва, с большой натяжкой, доходит до нижних стандартов качества а данной индустрии, но что, зато, можно быстро и дешево сварганить и втюхать нетребовательному потребителю. Вот и Донцова тоже "продукт", а не произведение искусства в истинном значении слова.
Итак, что же мы видим из сложившейся картины?
Проблема здесь та же, что и для других сфер общественной жизни:
Всё упирается в нехватку городов при избытке сельских ареалов или просто заброшенных пустошей.
Теперь, надеюсь, становится понятно, почему "читают одну донцову"?
Потому что для высоких видов искусства ни в России, ни на Украине не набирается достаточного количества потребителей, то есть, рынок высоких искусств здесь стремится к постоянному схлопыванию.
И снова повторю: вся проблема в отсутствии критического количества городского населения.
Есть известная пословица: когда говорят пушки, музы молчат.
Я бы переиначила ее так: в архаичных странах с преобладающим сельским населением нет искусства, но есть фольклор и аттракционы на ярмарках.
Неприятно узнавать о себе, что являешься жителем отсталого региона планеты, да?
Но это реальность.
Разумный человек предпочитает реальность горделивым иллюзиям.

Прибавочная стоимость искусства

Еще смолоду я придумала правило, которого придерживаюсь в своем творчестве до сих пор и буду придерживаться всегда: когда что-то пишешь, нужно писать либо что-то совершенно новое, либо для продвижения сюжета (т.е. чисто в технических целях).
И всё.
Если какие-либо слова и выражения не укладываются в эти два требования, то их не следует писать вообще.
По-моему, это честно и по отношению к читателю, и по отношению к автору.
Графоманы тем и отличаются от профессионалов, что трудолюбиво и сладострастно выписывают давно всем известные рассусолы, которые и не толкают вперед сюжет (или, в случае с нехудожественными текстами, логический ход рассуждения), и не дают уму никакой "прибавочной стоимости".
Лично у меня никогда не было никакого желания знакомиться с тем, что в мои школьные годы учителя называли "водой": набором расхожих фраз, цитат и мемов, которые кто-нибудь заучил, а потом, немного их переиначив, решил продать на вторичном рынке.
Я убеждена, что широкая публика настроена точно так же.

Еще один штришок к портрету эпохи

Интересно (я бы сказала, познавательно), что расплодившиеся в последнее время стрелки-самоучки (казанский и пермский стрелки, досрочно особожденный "убийца авиадиспетчера" и даже тот солдат, расстрелявший издевавшихся над ним дедов из военной части) происходят из исламских регионов или исламского бэкграунда. Я ни на что совершенно не намекаю, никаких задних и ни дай бох, расистских или религиозно ущемляющих подтекстов мои слова не несут. Зато у меня есть социологический подтекст: довольно обширная часть Российской Федерации, как выяснилось, живет не по законам, учрежденным государством, а по законам родоплеменного строя, предписывающим носителям менталитета родоплеменного строя самим разбираться со своими обидчиками. Избыточная бытовая религиозность - тоже, как правило, черта именно родоплеменного строя. В принципе, ничего такого особенного тут нет: в мире полно народов, застрявших на уровне родоплеменного строя. Но дело в другом - в том, что другая-то половина населения худо-бедно вылезла из родоплеменного строя и опирается-таки в своих действиях на положения закона, делегируя ему полномочия регулировать отношения между гражданами. Этот факт может привести к противоречию и стать проблемой при первом же исчезновении "сильной руки". Человек родоплеменного строя и человек модерна (ладно, так и быть, раз не любите вы терминов "варвар" и "гражданин полиса" - так вот нате вам более привычную для вас формулировку) обычно с трудом понимают друг друга. Ну просто в силу того, что у них разные принципы выживания. Кстати, все эти аматёры и начали постреливать так часто именно потому, что "сильная рука" начала потихоньку давать сбой.

О постмодернизме

Я пишу уже довольно давно, и в силу профессионального опыта вижу, что количество приемов, возможных для литературы и, в целом, для повествовательного творчества, хоть и велико, но все-таки ограничено, примерно, как ограничены, скажем, ингредиенты рецептов для мировой кухни и медицины, или набор материалов для научных экспериментов. Мы можем составлять рецепты только на основе тех продуктов, которые поставляет нам планета Земля, и создавать новую технику только с учетом тех компонентов, которые нам дает таблица Менделеева. Разумеется, творческих открытий может быть много, но они все жестко привязаны к базе, которая никогда не меняется. Так же и в литературе: всё, что в ней производится, призвано обслуживать эмоциональный набор человеческих чувств, которые всегда одни и те же, в силу того, что они всегда одни и те же, все новые творцы будут бесконечно вынуждены привязывать свои новые приемы к неизменяемой базе человеческой психологии.
Постмодернизм не стал исключением из этого закона "привязки к основе". Единственным его отличием от традиционной литературы (и фольклора в период доминирования фольклорной литературы) стал отказ от структурирования текста, то есть, отказ от тех механизмов, которые вкладывают текст в традиционный понятийный дискурс. Иными словами, традиционная фикшн-литература структурирует тексты, подлаживаясь под понятийные схемы, понятные читателю, постмодернизм отвергает структурирование текстов. Но суть в том, что и тексты традиционного повествования, и инновационные тексты, производимые постмодернизмом, всегда должны будут соответствовать одному и тому же набору запросов, которые предъявляет к литературе читатель, и это правило не подлежит изменению. Продолжая аналогию с кулинарией, можно сказать, что как тысячу лет назад человек ел мясо, фрукты и овощи, так и сейчас он по-прежнему предпочитает ими питаться, сколько бы химических заменителей ему не подсовывали в качестве новых видов еды. Творческая практика последних десятилетий показывает, что постмодернизм сдает позиции перед традиционным способом литературного изложения, а традиционная литература, наоборот, "впитывает" в себя наработки постмодернизма, укладывая их в привычные повествовательные схемы. И поскольку отсутствие структурирования или плохое структурирование текста - это общий признак как приемов постмодернизма, так и обычной графомании, можно представить, какое возмущение вызывают разговоры об упадке постмодернизма в рядах аматёров, рядящихся под писателей.

Новая высота

В последнее время, когда голова перестает варить, я расслабляюсь с помощью живописи. Я не претендую на звание художницы, просто изредка калякаю-малякаю что-нибудь от души в paint.net, пока подсознание восстанавливает навыки, которые когда-то давно мне дали в детской художественной школе. Можно назвать это способом медитации. Но от этой медитации остаются рисунки, и время от времени я пытаюсь их продать в какой-нибудь американский журнал, где часто бывают запросы на арт. Искусство ведь должно кормить своего творца, не так ли? Но пока продать их не удалось. Наверное, было бы легче пристроить их бесплатно, но для такого щедрого жеста меня пока душит жаба.
Прошлым летом я отправила свои работы на опен колл для художников от немецкого виртуального музея в Дюссельдорфе. Организаторы ответили, что пришлют мне подтверждение, если я пройду отбор на участие, но никакого подтверждения не пришло. А совсем недавно я совершенно случайно наткнулась на свой арт у них на сайте - значит, все-таки одобрили и разместили. Ну и как это добро теперь продавать, если оно уже есть в открытом доступе? Остается только на Blurb выставить на скачивание в виде wall art, да и то придется предварительно выяснять, разрешено ли у них продавать работы, которые уже где-то болтаются в сети.
Но в любом случае, я теперь уже и художница. И у меня есть портфолио с одна-единственной строкой о том, что "работы выставлялись в дюссельдорфском онлайн-музее".

Вред русской литературы

Русская литература крайне вредна. Она вредна тем, что в ней не накоплено критическое количество позитивных стереотипов, а негативных стереотипов зато накоплена в ней целая гора. Где-то мне встречался отчет от ЮНЕСКО, что ли, о какой-то малой народности в ЛатАмерике, у которой весь фольклор состоит из грустных песен. Одни грустные песни, веселых нет. С Россией то же самое, только в проекции на большие масштабы. Более того, в России специально культивировались и до сих пор культивируются произведения искусства по типу народных плачей о разных несчастных и загубленных судьбах. Это крайне вредная традиция, и эта традиция привнесена в искусство извне, во-первых, из-за избыточного влияния упадочной религии, во-вторых, из-за низкого интеллектуального уровня большинства авторов. Посмотрите литературы преуспевающих стран - они наполнены историями о героях-победителях и рассказами о человеческих достижениях.
В ранней юности я однажды внезапно осознала вредоносность русской литературы на уроке... русской литературы. Проходили "Грозу". Чтобы донести до класса жестокость и самодурство купца Дико́го, учительница зачитывала вслух цитаты с его гадкими репликами, из тех мест, где он унижает зависимых от него лиц. Перс действительно омерзительный, я таких не выношу. Я слушала те реплики и во мне бурлило возмущение. Хорошо, думаю, что таких людей уже давно нет, и мы живем в справедливом обществе. И вдруг слышу - двоечники на задних партах тихо ржут и комментируют фразы персонажа в духе: "Правильно!", "Поддай им, гадам!" "Дави их, пусть знают!" И тут я с ужасом понимаю, что они симпатизируют этому куражащемуся скоту, более того, они бы очень хотели побыть на его месте, получить его возможности и поступать точно так же, как он.
А немного погодя наступили 90-е, у обывателей стали появляться бешеные состояния, и все эти купцы Дикие мгновенно возродились и воплотились в реальность. И вели они себя именно с таким же ошалелым самодурством, как тот Дико́й из "Грозы". И общались с окружающими дословно его репликами из пьесы. Любой без труда может назвать таких людей в своем окружении. То есть, этот стереотип поведения не просто сохранился - он еще и передавался через поколения посредством подобных уроков литературы, где к нему упорно привлекали внимание детей с помощью тщательных критических разборов, по сути, упорно и массово делали ему рекламу. И в результате Россия получила буквальный поворот во времени в прошлое. Крайне вредно столетиями фиксировать сознание целой нации на "народных страданиях" и разных мученичествах, потому что человек имеет тенденцию воплощать то, что ему вкладывают в мозг.

Пятничный клип

Эпизод "Карамболина" из старого (но вечно молодого) советского тв-мюзикла "Под крышами Монмартра" (1975, экранизация кальмановских"Фиалок Монмартра").
Роль Нинон играет Валентина Смелкова, а поёт Лидия Захаренко. В кадре мелькают совсем молодые Евгения Симонова, Игорь Старыгин, Александр Кайдановский. Массовка тоже прекрасно подобрана. Когда я натыкаюсь на такие шедевры, у меня всегда возникает мысль - и эта мысль вовсе не "умели же делать в СССР хорошие вещи", а "почему в СССР делали так мало хороших вещей?". Печальная правда такова, что на каждый качественный советский мюзикл приходилось штук десять качественных голливудских мюзиклов. Я грустнею, когда думаю о том, скольким талантам не дали развернуться тогда и не дают проявить себя сейчас в условиях традиционной для России монополии на бизнес и искусство.