Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Наблатыкалась

Вчера в универсаме, то есть, тьфу ты, в супермаркете на Политехнической две девушки азиатской внешности переговаривались между собой на своем языке. И я сразу определила, что это тайваньский мандарин! Вот к чему приводит просмотр дорам с субтитрами! Еще немного - и сама заговорю по-ихнему.

Горжусь собой. А вы смогли бы на слух отличить путунхуа от гоюй?
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Река, где восходит луна

Так называется одна из самых свежих корейских дорам, которую меня угораздило начать смотреть.
Угораздило - потому что, когда было отснято - и мной, соответственно, отсмотрено, - первых 6 серий, вокруг этого сериала развернулся скандал в духе корейской политкорректности. Кто-то из бывших одноклассников актера, игравшего главную роль, написал в соцсетях, что этот актер был в школе отъявленным хулиганом, терроризировавшем учеников.
К этому признанию присоединился какой-то работник киностудии, который поведал общественности, что упомянутый актер и сейчас ведет себя, как отморозок: никогда не здоровается с киноперсоналом и помыкает своим менеджером. Общественность, и так уже довольно разгоряченная, возмутилась до такой степени, что нашлись активисты, начавшие агитировать за бойкот дорамы, и продюсерам пришлось заменить актера в разгаре съемок.
Это только в России коней на переправе не меняют, а в Корее меняют еще как! И теперь мне приходится смотреть дораму с абсолютно другим персонажем, а актер, который его играет, смотрится явно хуже, чем тот, вокруг которого разгорелся скандал. Но возможно, этот новенький еще войдет в роль, тут я не хочу слишком придираться. Гораздо неприятней то, что за эти 6 серий главный герой создал множество отношений с самыми разными людьми, и успел признаться в любви героине, и теперь, когда я вижу, как она строит глазки этому совершенно незнакомому человеку, меня так и подмывает сказать ей: бесстыдница, как ты посмела бросить того парня ради этого после всего, что он для тебя сделал! Умом-то я понимаю, что это совершенно иррациональный позыв, но ничего не могу с собой поделать. Теперь главной темой этого сериала стало для меня молчаливое предательство всех персонажей по отношению к главному герою. Вот такая вышла река с восходящей луной. Луна-то взошла - да не та. И не похожи ведь ни капли: первый - чистый монголоид, второй - ближе к угро-финскому типажу.
Но если говорить серьезно, то, конечно, надо признать, что давление мнений плебса на творческие процессы в последние годы приняло огромный размах, и это уже начинает несколько поднадоедать. Лучше б эти народные массы на разжигающих войну политиков влияли с той же энергией, с какой они порываются влиять на актеров, писателей и музыкантов, которых, как известно, каждый обидеть может.

О личном

В 90-е годы невероятно распространилось выражение из "Крестного отца" (ужасно занудный фильм, на мой взгляд): "Ничего личного, всего лишь бизнес".
Но не все знают, что где-то в той истории промелькнул и ответ на это соображение: "Всё - личное".

Продвигаюсь в китайском

Переключилась на китайские дорамы с субтитрами - и так наблатыкалась китайского, что даже немного страшно, откуда у меня к нему такое чутье. Ни корейские, ни японские дорамы не давали такого эффекта, а китайские прямо резонируют с чем-то во мне. Один раз, когда засыпала под китайские голоса, вдруг спросонья перевела сходу фразу "твоя мать там прожила столько-то лет" - именно так и перевела, все слова, кроме числительного, даже немного испугалась обширности своих знаний, когда проверила по субтитрам. Может, я в прошлой жизни была китаянкой?

О фильме "Адмирал" (Нидерланды, 2015)

На этот фильм я случайно вышла по ролику из ютуба, который по моим поисковым запросам сделал вывод, что я интересуюсь разными эпическими сражениями. Я и вправду ими интересуюсь, поскольку пишу фэнтези, где это часть жанра.
Раньше - в посте о "Капитане Алатриста" с Виго Мортенсеном - я уже упоминала, что в европейском кино в последнюю пару десятилетий существует мода на "золотой век" - начало Нового времени, XVII-XVIII столетия, когда перед морскими державами Европы открылись невообразимые новые рынки и начались первые войны по их дележке.
В данном случае речь идет о судьбоносном эпизоде из голландской истории, когда Голландия с одной стороны уже слегка забогатела на международном морском промысле, но одновременно оказалась лакомым куском для более сильных и хищных держав (в данном случае для Англии и Франции, с маячащей где-то за пределами картины Испанией, разборки с которой мы уже видели в "Алатристе").
Голландцы, я не устаю об этом повторять, несмотря на крошечные размеры своей страны, народ с секретом. В Новом веке они умудрились конкурировать на море на равных с англичанами. О шустрости маленьких голландцев красноречиво говорит тот факт, что город, известный нынче, как Нью-Йорк вначале назывался Нью-Амстердамом. Те, кто не задумывался об этом, может припомнить другой красноречивый факт из более известной нам истории: моду на всё голландское, которую привез из Европы Петр Первый. Ну и затертое до непонятности выражение "летучий голландец", как минимум, косвенно указывает на невероятную энергичность, толковость и организованность этого небольшого этноса. Где-то мне попадалась статистика о количестве супружеских измен в разных странах: Голландия там находится в самом конце списка. Это объясняется их невероятной честностью: своих супругов они воспринимают, как партнеров по бизнесу, а голландцы привыкли быть верными партнерами. Да и бизнес для этого свободного предприимчивого народа гораздо более интересен, чем прелюбодеяние.
В "Адмирале" рассказывается о третьей (!) англо-голландской войне на море и успешном налете голландского десанта на Англию. Тут я хотела бы от себя добавить, что несмотря на чертово количество ожесточенных англо-голландских войн, впоследствии, уже с конца 18-м века, эти две нации накрепко сдружились. О тесных отношениях голландцев и англичан можно прочитать в знаменитом романе "Катриона" Р. Л. Стивенсона, герои которого -англичане - попадают в Голландию и встречают там помощь и радушный прием. Голландцы практически поголовно владеют английским, это им несложно, посколько голландский и английский - родственные языки, примерно, как русский и украинский. Упомянув про связь русского и украинского, я конечно, не премину вставить небольшое назидание по поводу того, что всё в этом мире проходит, включая войны, а народы остаются и продолжать дружить и жить в мире (если, конечно, в этих народах разумные люди обладают приоритетом над толпой), как мы это видим на примере истории англо-голландских отношений.
Во время просмотра меня не покидало упорное чувство, что тот вид исторического опыта, который мы испытываем в своей собственной стране сейчас, европейские страны прошли еще 3-4 века назад. В Голландии 17-го века были ровно те же проблемы, что и у современной Украины: страну раздирает гражданское противостояние, грозящее перейти в гражданскую войну, да еще и иностранные интервенты не оставляют в покое. Нация разделилась на две партии: роялистов (тех, кто был за царя-батюшку, происходившего из ненавистной сопредельной (по морю) Англии) и республиканцев (тех, кто был за голландскую нэзалэжнисть и самостийнисть). В общем, слегка запоздали мы со своими "самобытными" проблемами: всё это уже было в истории не раз, одни мы, проспав сотни лет в наших хатках с вышнэвымы садочками, внезапно проснулись, и вытаращили очи на реальность, как будто только что родились или свалились с луны. Но видимо, каждый народ должен сам пройти все вызовы истории. Каждый должен сам учиться преодолевать свое внутреннее варварство, никто не сделает за него эту грязную работу. Одно хорошо: Украина уже, наконец, начала получать первый, пусть даже самый примитивный, опыт существования в свободном мире, в то время как, к примеру, соседняя Россия к нему даже не приступала.
Ниже - эпизод морской битвы из "Адмирала", тот самый, который сподвиг меня посмотреть сам фильм.
Чтобы было понятнее, обрисую суть сражения: голландцы выстроили свои корабли вдоль отмели и обманули врагов, создав видимость разрыва собственной береговой обороны. Корабли торжествующих противников ринулись в образовавшуюся брешь и налетели на мель. Сходство языков воюющих сторон можно услышать здесь собственными ушами: англичане кричат "файер", голландцы кричат "фир". Голландским флотом командовали адмиралы: де Рёйтер (главный герой фильма, республиканец, переступивший через свои убеждения ради интересов страны; в фильме это толстый патлатый дядька, моряки его называли "Наш Дед") и Тромп (роялист, его можно узнать по оранжевому поясу; в этом эпизоде именно его корабль демонстративно приносят в жертву противнику). Оба адмирала друг друга не выносили, но, объединившись, смогли провести удачную военную операцию. Через весь фильм красной линией проходит мысль о том, что только способность договариваться и идти друг другу на уступки приносит успех любому начинанию и выводит народ из дикого состояния варваров. Эта мысль пока не пользуется популярностью в наших местах, но к ней нам все равно придется прийти рано или поздно, как пришли к ней в свое время голландцы и многие другие народы.

"Выживший": о том, как не надо выживать

Посмотрела я тут на днях фильм "Выживший" (2015), за который Ди Каприо получил Оскара. Впечатления грустные. В профессиональном плане грустные, а не сами по себе. Сам по себе фильмец живенький. Печаль и грусть начинаются, когда начинаешь понимать, что эпизоды, где герой действует, как неубиваемый бэтмен, преобладают над эпизодами обычного здравого смысла. Нет ничего плохого в произведениях, где герой - неубиваемый бэтмен. Я сама пишу литрпг с бэтменами и не парюсь на этот счет, ибо это неотъемлемая часть жанра для плебса, или, как принято говорить в наши политкорректные времена, - для широкой публики. Но плохо, когда бэтмены и рояли в кустах начинают пачками заполонять произведения с претензиями на что-то эдакое.

Только не надо мне тут нести пургу, что это коммерческое искусство, мол, доразвивалось до таких высот, что в бодяге с бэтменами стала проступать некая духовность. Это вовсе не коммерческое искусство доразвивалось - это, наоборот, высокое искусство начало деградировать до коммерческого.

Это ясно прочитываемый признак того, что в средних и высших слоях населения абстрактной современной страны появилось слишком много изнеженных цивилизацией мужчин, у которых культивирование животных запросов преобладает над духовными, в частности, над простым здравым смыслом, а изнеженность делает их неспособными адекватно отвечать текущим вызовам. Как бы они им отвечали, если они уже плохо отличают виртуальный, воображаемый мир от реального, не контактируют со своими предполагаемыми конкурентами на доминирование, и представляют себя и их в виде живых кукол, чьи поступки подпитываются театрализированными чудесами? Такие мужчины не способны удерживать планку культуры под напором варваров (а варваров, уж поверьте, всегда в любой цивилизации в избытке, этого добра хоть попой ешь), и рано или поздно, данная цивилизация падет, как пали под напором идей воинствующего плебса РИ, Китай и Лаос в прошлом веке. В этом тоже, конечно, ничего плохого нет: если смотреть из масштабов истории, рано или поздно, любые варвары цивилизуются, нравы смягчаются. Но тот период, когда они еще не совсем оцивилизовались, как правило, бывает довольно скучным для жизни, если не сказать, довольно неудобным.

Ах, да - я ж тут про фильм пишу. Фильм достаточно добротный, если не считать вышесказанного. Там есть некоторые забавные моменты. Например, первая кровавая баня вышла очень даже неплохая. Лично я с интересом выяснила, что группа бойцов, вооруженных луками и стрелами, могла дать фору группе обладателей примитивного огнестрельного оружия. Если учесть, что время на перезарядку стрелы и патрона было не в пользу винтовки, то можно предположить, что военная мощь американских индейцев имела перевес над военной мощью первых белых поселенцев. Пушки, разве что, привносили баланс, но пушки, там, наверное, были в те времена не везде. Эх, автоматы бы тем ребятам в руки - они бы быстро покосили всех краснокожих. Но тут я уже начинаю рассуждать с позиции тех самых изнеженных цивилизацией инфантильных мужчин, для которых Голливуд с его чуткостью на общественные запросы и делают такие поделки.

Пятничный клип

Эпизод "Карамболина" из старого (но вечно молодого) советского тв-мюзикла "Под крышами Монмартра" (1975, экранизация кальмановских"Фиалок Монмартра").
Роль Нинон играет Валентина Смелкова, а поёт Лидия Захаренко. В кадре мелькают совсем молодые Евгения Симонова, Игорь Старыгин, Александр Кайдановский. Массовка тоже прекрасно подобрана. Когда я натыкаюсь на такие шедевры, у меня всегда возникает мысль - и эта мысль вовсе не "умели же делать в СССР хорошие вещи", а "почему в СССР делали так мало хороших вещей?". Печальная правда такова, что на каждый качественный советский мюзикл приходилось штук десять качественных голливудских мюзиклов. Я грустнею, когда думаю о том, скольким талантам не дали развернуться тогда и не дают проявить себя сейчас в условиях традиционной для России монополии на бизнес и искусство.

Воскресный клип

Роскошный ост из корейской дорамы "Великий принц".  В ней два брата боролись за престол и за одну и ту же девушку. Один брат был нормальный, второй прибацанный с серьезными психическими проблемами. Но всё кончилось хорошо, хотя положительным героям стоило больших жертв устроить госпереворот, причем их общая мать (редкий случай в азиатских гаремах) помогала одному сыну свергнуть другого. Меня восхищает в этой композиции мотив "внезапного поворота судьбы", она идет фоном каждый раз, когда кто-то из персонажей незаметно или открыто берет ситуацию в свои руки.

Как написать кинорецензию, не посмотрев кино

Как-то в начале прошлого года засела я писать рецензию на фильм Симоны Костовой "Тридцать" в надежде отправить ее на конкурс от немецкого посольства. К дедлайну конкурса я не уложилась, но суть не в том. Писать было трудно чисто технически: у меня не было никаких данных о фильме, кроме трейлера, интервью Костовой и нескольких рецензий. Ну просто в то время этот фильм нигде не показывали. Посидела я, подумала, покрутила ситуацию туда-сюда и решила подать тему не под ракурсом разбора фильма, а в виде постмодернистского акта под углом деконструкции сюжета с целью выявления сокрытых смыслов. Деконструировать сюжеты я умею профессионально. Всё, как положено, всё - по Дерриде. И дело пошло еще как! Под этим соусом место там нашлось самым разным разностям, включая размышления автора о проблемах России и Европы. Вышла преотличная оригинальная статья. Конечно, будь у меня возможность посмотреть фильм, я бы написала еще лучше, но и так получилось очень хорошо.
И самое смешное: рецензию напечатали!
Свою миссию статья выполнила: читатели ее очень хвалили и обещали сходить посмотреть само кино.

Текст привожу целиком ниже.

БЕГУЩИЕ В БЕРЛИНЕ
(рецензия на фильм "Тридцать", реж. Симона Костова Опубликовано в "Новых известиях" 21.02.2020)

Зритель недоуменно глядит на стайку бегунов - молодых мужчин и женщин, мчащихся по берлинской улице. Не похоже, что они бегут, чтобы поскорей добежать куда-то или, может, убежать от чего-то - уж слишком размеренно они бегут, даже, пожалуй, вальяжно. И что-то также подсказывает, что это не группа физкультурников. От инфаркта им бежать еще рано, да и одеты они больше для прогулки, чем для пробежки.
Зачем они бегут? Куда? Куда ж вы несетесь, соколики?
А потом мы понимаем с немного грустным разочарованием, что они бегут просто так, никуда. Нет у них никаких особых дел, заставляющих бежать сломя голову. Бегут, потому что бежится, чтобы размять ноги, чтобы доказать самим себе, что в них еще есть запас молодецкой удали. И, в немалой степени, они бегут, чтобы продемонстрировать себе и другим, что они по-прежнему - банда, та самая, из анекдота.
Но на самом деле им только кажется, что они банда. Они жмутся друг к другу, потому что боятся, что оставшись в одиночестве, они снова окажутся один на один перед грузом прошлого и перед неотвратимостью выбора будущего. Груз прошлого - это еще ладно, в тридцать лет у всякого уже есть прошлое. Но вот выбор будущего - это сложнее.
Если рассматривать жизнь в терминологии киножанров, то юность похожа на триллер пополам с боевиком, и, иной раз, на романтическую комедию, а средний возраст склоняется к длинной и довольно скучной драме. Старость, сами знаете, сильно смахивает на трагедию, ну да бог с ней, со старостью - нас сейчас больше интересует тот небольшой отрезок, который приютился между юностью и средним возрастом, именуемый артхаусом. Артхаус - это когда всё сложно, когда персонаж зажат в тисках неопределенности.
Симпатичны ли люди, задержавшиеся на пороге среднего возраста? Для кино коммерческого жанра - определенно нет. Публика предпочитает традиционных героев: тех, кто проявляет решительность, вовремя сжигает мосты и эффектно кричит с арены императору "Идущие на смерть приветствуют тебя!" Фильм "Тридцать" - о мятущихся тридцатилетних инфантилах мегаполиса. Это люди-оборотни: то ли мещане с душами художников, то ли богема, обреченная на скучный комфорт мещанского прозябания. Для артхауса - самое оно. Артхаус любит сложные случаи инфантилизма.
Наш зритель, которого жесткие обстоятельства пост-советской жизни вынуждают пройти инициацию на зрелость лет на пять раньше, чем жителей Европы, наблюдает за метаниями берлинцев с легким завистливым неодобрением. В одном интервью российский журналист так и сказал режиссеру Симоне Костовой о ее персонажах: "У нас бы они уже считались маргиналами". Костова на это согласно кивнула - она в курсе. По большому счету, в Берлине такие индивидуумы тоже уже маргиналы, просто старушка Европа слишком гуманна и слишком искушена в вопросах индивидуализма, чтобы отказать неопределившимся в последней отсрочке перед грустным отрезвлением. Если достойной работы на всех не хватает, но уровень жизни общества достаточно высок, молодежи разрешается задержаться с самореализацией.
В банде бегунов - пятеро. Раньше, наверное, их было больше, но жизнь уже успела поразбросать остальных - более успешных или более приспособляемых.
Овюнч - герой дня по причине своего тридцатилетия. Это вокруг него собираются остальные персонажи; его день рождения - единственная, в общем, причина для сплочения в мире, где каждый - сам по себе. Овюнч - писатель, скорее всего, пока непризнанный, и кто знает, возможно, писатель только в своих собственных глазах. Но зато он из тех, на кого взглянешь и скажешь: да, это настоящий европейский писатель, и всё у него, как у настоящего европейского писателя: и комната с эркером, и чашка кофе на журнальном столике, и ноутбук на столе побольше.
Симпатичный француз Паскаль работает в солидной компании, но похоже, в душе он еще не сжег мосты и, если подвернется случай, того и гляди, станет перебежчиком из рядов благополучных бюргеров обратно в богемную вольницу. Впрочем, это он сам так о себе хочет думать, а как оно на самом деле - неизвестно.
Раха, актриса с восточным типажом, усердно работает над своими профессиональными навыками, но только вот карьера почему-то стоит на месте, а годы, наоборот, - несутся, бегут...
Веселый, как дитя, беззаботный Хеннер - уж его-то, кажется, не прошибешь никакими невзгодами, - мельком показывает зрителю невидимую часть своей души - и тут тоже всё не так гладко, да и алкоголизм, похоже, уже совсем на подходе.
Кара, симпатичная невротичка, не в состоянии находиться одна из боязни одиночества. Она постоянно лепечет что-то забавное, но то и дело норовит соскользнуть в утомительные невротические откровения, от которых давно все устали, - и в конце концов устроит небольшую чеховскую истерику на плече у Ани, еще одной милой девушки, случайно прибившейся к "банде", - о ней особо нечего сказать, кроме того что она безликая милая девушка с модным рюкзачком - такую можно встретить в любой богемной компании.
Относительно упомянутой выше чеховщины - ее у Костовой много: и фоном, и пародией, и чуть не с пафосом. Костова открытым текстом признается, что хотела воссоздать на экране идеи из "Трех сестер".
Вот тут я бы с ней поспорила. Это не такая уж прямая отсылка к Чехову. У Чехова - драма уже состоявшихся, уже намертво впаянных в круг бытовой сансары интеллигентных обывателей. Чехов пишет о тех, кому уже настолько ни до чего, что, случись на дворе очередная октябрьская революция, они ее даже вряд ли заметят за разговорами на кухне в высокой сосредоточенности на своих внутренних трагедиях.
У Симоны же - другое. Приглядевшись к ее сюжету, мы обнаруживаем, что чеховские сестры и берлинская "банда" разделены границей инициации.
Сестры переступили надежды своей юности в свой срок и выбрали единственно приемлемый для них путь - путь интеллигенции, бесконечно тоскующей о чем-то бо;льшем, чем забота о хлебе насущном. Какая-никакая, но инициация в зрелость состоялась. Обратной дороги нет. "Три сестры" - о том, что проломило прозрачную границу артхауса, - о жизни в формате скучной драмы.
Фильм Костовой - о застревании на пороге зрелости, об ужасе перед инициацией. Тридцатилетним берлинцам ой как не хочется повторить судьбу чеховских сестер. Инициация - это всегда тяжело, а тут еще и возрастная граница сдвинута. Вот они и упираются изо всех сил: сбиваются в стайку, бездумно кочуют по городу в поисках событийности, пытаются забыться в ночных клубах, жмутся друг к другу из-за страха перед одиночеством, которое неизменно возвращает их к мыслям о том, что надо бы что-то, наконец, сделать и как-нибудь, худо-бедно, определиться, пристроиться, найти свое место под солнцем.
А выборов у них не так уж много, и те, что есть - не ахти какие. Один из самых легких вариантов - медленно дегенерировать, заигрывая с ускользнувшей юностью до бесконечности, другой - осесть, остепениться, обрасти семьей и вторым подбородком, зажить скучно и бесцельно.
Есть, правда, и третий путь - стать никем не понятым аутсайдером-одиночкой, фанатично идущим к своей мечте, которую, возможно, никогда не суждено достигнуть. Но последний выбор, скорее всего, - не для персонажей Костовой. Ни у кого из них нет и намека на горение какой-нибудь мечтой. Иметь мечту - это, простите за банальность, важно. Осмысленная мечта превращается в цель жизни, и тогда с человеком происходит чудесное перевоплощение: взгляд становится живым, движения - точными, неврозы затухают, фрустрации исчезают. Цель своей жизни каждый ищет самостоятельно, но герои фильма не хотят, не могут, или не умеют искать свою цель - оттого-то им и не светит в будущем нечего, кроме деградации или скучного добросовестного мещанства, уже дающего о себе знать то тарахтением блендера, то воем пылесоса.
И вроде бы даже хочется заклеймить их всех за инфантилизм - но как только подумаешь, что добрая половина всего человечества точно так же не имеет никаких жизненных целей и будет в аналогичных обстоятельствах вести себя так же бесцельно, то как-то и язык не поворачивается. Кроме того, никогда не следует терять надежду - ведь жизнь пестрит чудесами, и те, на ком ставишь крест, вдруг находят в себе силы вырваться из прозябания. А если чуда все-таки не произойдет, то еще через десяток лет Симона Костова, глядишь, побалует нас фильмецом с теми же - уже сорокалетними - героями, так и не нашедшими себя в жизни. Да и вообще, если поразмыслить, каждое десятилетие можно снимать о них по фильму. Жизнь, как вечный артхаус - плохо разве? У кого-то ведь и такого нету.

Плагиат и интеллектуальное пиратство

На одном из самиздатовских форумов одна авторша наивно удивлялась, что "идеи витают в воздухе", потому что стоит ей придумать оригинальную сцену, как через несколько лет она встречает ее в голливудском кино. Другой, более трезвомыслящий автор, ответил ей, что идеи нигде не витают, а их банально крадут у таких, как она.
И буквально через несколько дней после того, как я прочитала этот диалог, я сама наткнулась на такую кражу.
В конце нулевых я предпринимала активные попытки выйти на американских кинопродюсеров. Иногда это удавалось. Из сотни запросов один вдруг выстреливал, и какой-нибудь голливудский деятель снисходил взглянуть на мои сценарии. Один из сценариев был комедией. Чтобы соответствовать законам жанра, я старалась на каждой странице вставлять смешные реплики или забавный эпизод, который мог бы заставить того, кто его читал, если не рассмеяться в голос, то хотя бы мимолетно ухмыльнуться.
В одном из таких эпизодов главный герой кричит своим соратникам "Всем отступать на второй уровень" и, оглянувшись, обнаруживает, что соратники и сами догадались отступить на второй уровень, а он - последний, кто еще не отступил.
Вот так это выглядело на английском:

ARTHUR
(the only one who
hasn‟t yet retreated
to the second level)
Pull back – to the second
level, everybody!

Вчера я вдруг обнаружила эту сценку в фильме Джуманджи (2017) на 34:20 минуте. Чуть позднее была еще одна слегка видоизмененная сцена из моего сценария: герои переправляются через реку, кишащую крокодилами (в моей версии это были громадные щуки).

И это только один случайно просмотренный мной голливудский фильм. У меня просто волосы шевелятся от мысли, по скольким еще из них расползлись эпизоды из моего сценария! То есть, мой труд обесценен и потерял первородство, оригинальные эпизоды стали известными каждому встречному клише, которые уже бессмысленно повторять, и теперь я, по умолчанию, буду считаться плагиатором, потому что их поделки уже обнародованы, а мой сценарий продолжает лежать в виде файла. Ну не мерзавцы ли?

И эти люди запрещают нам пользоваться пиратской продукцией!! Я сама против пиратства, если что, но я против пиратства, когда речь идет о честных творцах. Как могут те, кто сами крадут труд авторов, всерьез претендовать на то, чтобы никто не крал у них то, что они наворовали? Свиньи бесстыжие! Как только у меня появится первый миллион, приеду в ЛА, найму юристов и разорю их всех.