Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Как начинаются гражданские войны

Сперва происходит радикализация общества- начинаются повторяемые стычки ультраправых дурней с ультралевыми дурнями. Например, на Украине ультраправые селюки в условиях анархической вседозволенности и после долгих хохлосрачей в соцсетях вдруг воображают, что неплохо бы изгнать или поразить в правах все русскоязычное население. Русскоязычное население начинает настораживаться. Самые наивные из русскоязычного населения начинают, говоря условно "звать путина", чтобы тот спас их от украинских ультраправых. А тем только того и нужно: мол, ага, они зовут путина, мы так и знали, что они предатели! - и тут же начинают с бороться с якобы "предателями" (но на самом деле, разумеется, втихаря преследуя под этим предлогом секретную, социально невербализуемую - в силу своей откровенной преступности - цель геноцида всех русскоязычных).

Разумеется, никаких предателей не было и не могло быть, потому что в условиях гражданской смуты и государственнического хаоса любая часть распавшегося государства совершенно вольна как объявить свой собственный суверенитет (как это сделал Киев), так и уйти под патронат соседнего государства - как это сделал Донецк. Другими словами, не осталось никого, кого можно было бы предавать по причине того, что государство распалось, его носители власти испарились, и население не обязано было поддерживать по отношению друг к другу никаких взаимообязанностей, договоренностей или обетов верности.Точно так же не было и никаких сепаратистов - государство исчезло, и от него невозможно стало что-то отделить по причине его несуществования. Но варвары же не в курсе, что государство и распавшееся государство - это разные правовые поля, в которых люди ведут себя по-разному. Варвары даже и слов таких не знают - правовое поле.

Казалось бы, при чем тут Россия. А при том, что ей грозит всё то же самое, что произошло на Украине. Уже сейчас в России идет радикализация ультраправых, защитников государства с укладом сословной монархии, которые активно ищут себе"врага"- сторонников реформированного государства социального равенства, которых ультраправых привычно ассоциируют с коммунистами.Это противостояние крайне опасно и чревато войной в ближайшем будущем. Русскоязычным на Украине тоже успешно навязали образ "комуняк" (ватников). В условиях "черно-белой картины мира" никто не будет разбираться, чем лично ваши взгляды отличаются от пропагандистский шаблона, в который вас насильно запихнут, если вы откажетесь влезать в контр-шаблон.
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Аксиома феминизма

Фактор доминирования по праву силы проявляет себя в феминизме в принципиальном отказе женщины от деторождения и воспитания потомства в пользу свободного труда, то есть, реализации в искусстве, науке, бизнесе, политике.
Отказ от деторождения - это то, что мужчины не способны контролировать в условиях городской цивилизации.
В условиях сельской цивилизации такой контроль возможен, но хорошая новость в том, что мы живем в период последовательного угасания всех архаических видов общества.

Понедельничный клип

Oscar Anton - bye bye.
Интересная песенка, отражающая интересное явление жизни социума, обозначаемое в науке термином "угасание рода". Дело в том, что любой род, понявшись к вершинам из неизвестности и бедности, достигнув апогея развития, начинает неизбежно рождать невротиков с излишне усложненным отношением к жизни, которое препятствует адекватному реагированию на текущие вызовы. И это касается не только знатных аристократических родов - это касается и обычных городских семей, состоящих из потомственных горожан. Для Запада - цивилизации городов - это совершенно типичная ситуация, все западные города набиты рефлексирующими невротиками и индивидуалистами. В России это явление встречается реже, потому что Россия еще не до конца вышла из архаического периода со свойственным ему крестьянским укладом и менталитетом "челябинских мужиков", который, к счастью, уже постепенно уходит. То же касается Украины и вообще всех стран на территории бывшей Российской империи.

Во времена больших войн такие индивидуумы имеют тенденцию погибать первыми. Я, кстати, сейчас перевожу книгу о WWII, там один такой персонаж во время тогдашнего большого передела угодил в гонгконгский лагерь для интернированных. Но ему удалось выжить - включились резервы организма. Покалеченным, правда, остался. Но другие многие такие же вообще не выжили.

Ковид - оружие тоталитаризма

В стране варваров, которые не умеют различать плохое от хорошего, любое слово можно интерпретировать в зависимости от веры выгоды интерпретирующего (для каких-нибудь наивных людей, это, наверное, до сих пор секрет, но любая вера всегда, во всех случаях без исключений зиждется на прямой личной выгоде верующего).

Например, государственный пост "уполномоченного по правам человека" в России и многих других странах из ареала РИ, следует понимать не как пост борца за права граждан (как этот термин понимается везде на Западе), а именно как должность специалиста по урезыванию этих прав в пользу государства.

Татьяна Москалькова - пример именно такого "уполномоченного по правам". Вместо того, чтобы помогать гражданам в случаях нарушения их прав во время эпидемий, она придумала наложить на людей дополнительное ограничение: дискриминацию по состоянию здоровья, предложив в январе этого года ввести "ковидные паспорта". Уже высказываются опасения, что этот вид ограничения свободы может повлиять на выезд за границу. Это, конечно, так, но я добавлю также, что подобное нововведение прежде всего урежет права граждан на перемещение внутри их собственной страны. Учитывая действующий в России режим прописки, который и так делает затруднительной свободу перемещения, можно предугадать, что какой-нибудь бедняк, не совпавший с ритмом государственной бюрократической машины, теперь будет лишен даже права просто уехать с места своего проживания, поскольку его могут запросто не пустить в автобус или поезд из-за отсутствия ковид-паспорта под предлогом, что, мол, ты нам тут всех пассажиров перезаразишь.

Чиновница Москалькова, утверждающая, что сделала прививку от ковида в апреле этого года, недавно слегла именно с этой болезнью. Вот, кстати, еще один вопрос: раз вакцинация не дает защиты больше, чем на пару месяцев (если верить утверждению Москальковой о том, что она прошла вакцинацию; лично я, имея представление о российских чиновниках, очень в этом сомневаюсь), то можно себе представить, какой колоссальный оборот различных справок и бумажек будет запущен в действие этим новшеством, заставляющих граждан бегать вакцинироваться не меньше, чем 6 раз в год. Не говоря уже о том, что ведь эта процедура происходит в рабочее время, которое где-то нужно будет выкроить работающему или учащемуся человеку из собственного графика жизни.

И много других вопросов возникают. Как быть, например, с теми, кто не может вакцинироваться из-за того, что у него есть какое-то серьезное заболевание, вроде ВИЧ, онкологии или гепатита С. Ведь все эти подробности физического состояния должны будут быть указаны в "ковид-паспорте", практически ставя клеймо на человеке, мгновенно превращая его в изгоя и маргинализируя от остального общества. Больным людям и так трудно выживать, "Защитница" их прав Москалькова предлагает еще больше усложнить им выживание, создав для них систему общественного остракизма. Теперь их даже на работу никто не возьмет, увидев "черную метку" в ковидном паспорте.

Мой Grand Tour в Европу в 2005 году

Мое многострадальное эссе "Истории пространств" наконец увидело свет на площадке журнала "Семь искусств". Многострадальное - потому что редакции реагировали на него неоднозначно, то принимая, то отвергая. Один раз оно даже подверглось открытым нападкам: какая-то литературствующая тетка Василина Орлова, редакторша из не помню какого журнала, написала: "К сожалению, мы не можем принять Вашу работу. Идея у Вас интересная, но текст переполнен речевыми ошибками, штампами. Нет центральной мысли, после каждого эссе хочется спросить: "Ну и что?"" Уж лучше бы она молчала, чтобы не были так заметны штампы и отсутствие главной мысли в ее собственной голове. В отличие от Василины Орловой читатели "Семи искусств" приняли мой текст очень тепло, о чем активно оповещали в своих комментариях.

Вот, например, комментарий, который на целый день зарядил меня энергией:
Max
02.07.2021 в 02:07
"Очень хорошая проза. Понравилось сравнение путинской России с эпохой Реставрации во Франции после Наполеона. Да и вообще все понравилось. Наверное, более уместно было бы поместить материал в разделе прозы, а не путешествий. Хотя, читая описание путешествия автора и ее уфимской подруги по Европе в составе русскоязычной группы, я живо вспоминал мое собственное посещение всех этих мест. Как и любая настоящая литература, эта повесть имеет много смыслов. Желаю Алле Мелентьевой дальнейших литературных успехов!"

"Я теперь всё знаю про Францию, — говорит N. — Я ее расшифровала. Я вычислила: французы высокомерны к иностранцам. Иммигрант для них это примерно полчеловека. Но, во-первых, к женщинам-иммигранткам они относятся мягче. Во-вторых, если выйти замуж за француза, статус повысится. Иммигрантку — жену француза, французы будут воспринимать, как три четверти человека. С этим уже можно жить", - эта цитата, которую сразу заметил и выбрал редактор в качестве заставки для сайта, принадлежит моей подруге и однокашнице, очень талантливой Эле Шариповой, скончавшейся два года назад от раннего инсульта. Она была именно таким человеком: что ни скажет, то тут же выделяется из общего ряда, становится мэмом, bon mot, начинает управлять умами. Я рада, что теперь наконец могу написать ее маме о том, что память о ее дочери будет продолжать жить, пока в мире есть интернет, и пока люди читают этот текст.

Шерифы и индейцы

Наткнулась на забавную статью о том, как американцы в лице Байдена собрались спасать от лап талибов помогавших им афганцев, пристраивая их в Таджикистане и Казахстане. Молодцы, конечно, заботливые ребята, своих не бросают, но вся штука в том, что раньше они им (американцы - афганцам) обещали забрать всех с собой в США. А тут вдруг вон какой поворот сюжета! Этот Байден прямо, как Путин, тот тоже любит обещать горы золотые всем, кто готов за идею побыть в роли дешевой обслуги.

Это примерно как вы собрались жениться на княжне, приходите в ЗАГС (ну, или в церковь), а вам говорят: вы знаете, княжна раздумала идти за вас замуж, но, зато у нее есть очень хорошая горничная, и эта горничная согласна стать вашей женой. Сюрприз такой. Вроде бы всё то же самое, и невеста на месте, и к свадьбе всё готово, а по факту - совсем как-то вот не то. Торжество - но рангом чуток пониже.

Американцы, похоже, не знают, что в Казахстане и Таджикистане границы - проходной двор, и талибам туда зайти - раз плюнуть. А может, наоборот, знают, но им самим плевать, что там дальше будет с их афганской обслугой. Как тому легендарному шерифу было плевать на проблемы индейцев, так и этим тоже.

И вот еще что мне в голову пришло по поводу дружбы с американцами. Украина в последние годы обнищала со всеми этими пертурбациями, по процентам на займы от МВФ скоро совсем будет платить нечем, уже дошло до того, что у фермеров выдуманными налогами выморачивают землю, чисто как у русских крепостных в 1861 году, (про рост коммунальных платежей я вообще молчу) и вот я и думаю: а не предложат ли украинцам в качестве оплаты принять на свои тэрэны каких-нибудь афганцев, африканцев или еще каких-нибудь "развивающихся" людей, которые поругались с кем-то у себя на родине и желают пожить где-нибудь еще? Вполне ж ведь такое может быть. Раз США придумали своих потенциальных мигрантов у таджиков с казахами разместить, то и к нам вполне не постесняется их нагнать. Ну а что, в самом деле? Дружба народов ведь, и всё такое.

Вот это начнется праздник у нас вообще.

Хотя, с другой стороны, я бы не возражала, если бы всех порошенковских клевретов, которые набежали на праздник жизни в его правление, при новых раскладах истории их кураторы при отступлении отправили бы на заслуженный отдых куда-нибудь в Казахстан с Таджикистаном. Это было бы только исторически справедливо. Заодно и язык местный подучат. А то всё мова, да мова. Вот пусть на казахский с таджикским перейдут и посмотрят на собственном опыте, каково это - менять родной язык в соответствии с ценными указивками тех, для кого люди - примерно как фигурки из пластилина, лепи из них что хочешь для собственного удобства, меняй им язык общения хоть каждый день.

Перечитывая заново

Перечитываю изумительный рассказ Горького о начале мужской эмансипации времен классического дикого капитализма. Вообще, я Горького терпеть не могу. Никакой он писатель. Обычный полуграмотный очеркист, пишущий на злобу дня. Но в этом случае у него случилось прозрение. Единичное - но какое! Он практически зарегистрировал слом основ при транзите от архаического общества к урбаническому. Этот рассказ - пример того, что иногда даже такие... эээ... немудрящие шудры, как Горький, способны выдать блеск инсайта.

А, да, забыла: о чем конкретно идет речь. Рассказ называется "Мальва". Старшее поколение может его помнить - его почему-то включили в школьную программу старших классов советских времен. Прямо как специально подгадали, чтобы девочки росли будущими феминистками.

Итак, "Мальва". Мальва - это какая-то веселая приморская шалава, которая соблазнила двух мужиков, отца и сына. Почему-то Горький очень любил эту тему и часто ее обкатывал в своих опусах. Но суть не в том.

Суть в самом антураже, в классической расстановке сил при распаде архаического образа жизни: мужик, получил возможность сбежать из деревни (считай, из семьи) под видом "заработков". И никакая сила не может его загнать обратно, ибо он почувствовал вкус эмансипации.

Сын приехал из деревни к отцу, находящемуся на заработках, уговорить его вернуться к семье в деревню, где все дела разладились, но не только не уговорил, а и сам остался, соблазнившись вльницей и небывалой свободой от любых обязательств.

Советую любому реставратору "традиционной семьи" прочитать этот рассказ несколько раз, чтобы проникнуться той простой мыслью, что женская эмансипация началась, как следствие мужской эмансипации, - и хорошенько подумать: готовы ли мужчины для участия в этих опытах опять надеть на себя оковы обязательств патриархального общества? Потому что есть только один вариант реставрации традиционнного деревенского уклада: чтобы закабалить женщину, нужно сперва закабалить мужчину. Иначе никак. На чем же держаться ей, традиционной семье-то, если мужчины сами из нее бегут первыми?

ЦИТАТА
- Так вот ты, значит, и явился... как это ты надумал?

- Да так... Писали мы тебе...

- Когда? Я никакого письма не получал!..

- Ну? А мы писали...

- Потерялось, видно, письмо-то, - огорчился Василий. - Ишь ты, черт его возьми... а? Когда нужно - оно и потерялось...

- Стало быть, ты не знаешь наших-то делов? - спросил Яков, недоверчиво взглянув на отца.

- Да откуда? Не получал я письма!

Тогда Яков рассказал ему, что лошадь у них пала, хлеб весь они съели еще в начале февраля; заработков не было. Сена тоже не хватило, корова чуть с голоду не сдохла. Пробились кое-как до апреля, а потом решили так: ехать Якову после пахоты к отцу, на заработки, месяца на три. Об этом они написали ему, а потом продали трех овец, купили хлеба да сена, и вот Яков приехал.

- Вот оно что! - воскликнул Василий. - Та-ак... А... как же вы... денег я вам посылал...

- Велики ли деньги? Избу чинили... Марью замуж выдали... Плуг я купил... Ведь пять годов... время-то прошло!

- Да-а! Не хватило, значит? Такое дело... А уха-то у меня сбежит! - Он встал и вышел вон.

Присев на корточки перед костром, над которым висел закипавший котелок, сбрасывая пену в огонь, Василий задумался. Все, что рассказал ему сын, не особенно сильно тронуло его, но породило в нем неприятное чувство к жене и Якову. Сколько он им за пять лет денег переслал, а они все-таки не справились с хозяйством. Если бы не Мальва, он сказал бы Якову кое-что. Самовольно, без отцова разрешения из деревни ушел - хватило ума на это, - а с хозяйством справиться не мог! Хозяйство, о котором Василий, живя до сего дня жизнью приятной и легкой, вспоминал очень редко, теперь вдруг напомнило ему о себе, как о бездонной яме, куда он пять лет бросал деньги, как о чем-то лишнем в его жизни, не нужном ему. Он вздохнул, мешая ложкой уху.

Об общественной пользе эпидемий

Как эпидемия чумы в Европе поспособствовала смягчению нравов и подорожанию рабочей силы (которая стала дефицитом), так и сейчас произойдет оздоровление.

Во-первых, увеличится нагрузка на женщин, поскольку бабушки — де факто, старые семейные рабыни, обреченные по негласному общественному договору работать на семью до конца жизни — массово вымирают, и на работоспособных женщин тут же сваливают их обязанности, а работоспособные женщины и так уже загружены под завязку обеспечением семьи и воспитанием детей. Это означает, что женщины должны будут выбирать между заработком и деторождением — и они, разумеется, как и при классическом диком капитализме, принесут деторождение в жертву заработку (инстинкт голода первичнее инстинкта размножения). Феминизация и женская эмансипация развернется новой волной, институт старых семейных рабынь, надеюсь, исчезнет навсегда (пожилые женщины нуждаются в отдыхе от жизненных трудов не меньше, чем пожилые мужчины) — это два огромных плюса от резкого единовременного вымирания старшего поколения.

Еще один плюс: дети перестанут получать устарелый опыт жизни. Раньше их воспитывали бабушки, теперь их будут воспитывать матери, т.е. более молодое поколение. В менталитете масс усечется большой пласт бесполезного материала и заменится более свежим. Детей из цивилизации мегаполисов должны воспитывать родители, успевающие следить за быстро меняющимися трендами, а не вывезенные из деревень старушки.

И наконец, усохнет прослойка дармоедов, подъедающихся на родительскую пенсию — за их счет увеличится прослойка пассионариев, требующих работы, что, в свою очередь, усилит общественные требования, предъявляемые к властям. Властям тоже придется покрутиться и отрабатать свою часть марлезонского балета, чтобы выдержать давление масс, иначе, как оно обычно водится, им придется удалиться на свалку истории и освободить место кому-то, кто способен держать руку на пульсе жизни.

Эпидемии, как и войны, всегда были большими чистками, после которых наступало оздоровление и выход на новый этап общественного развития. Мир устроен очень мудро. Если люди сами не хотят прогрессировать, природа подтолкнет их к этому.

Дураки и их романтические приключения

Есть у меня такой рассказ "Романтическое путешествие Раисы Никитичны" о добропорядочной петербургской матроне, которая, попав в кризис среднего возраста, забеспокоилась, что в ее жизни маловато романтики, и купила туристическую путевку в Париж, чтобы, значит, прихав туда, как бы невзначай познакомиться с нежным французом и закрутить с ним бурный роман. То есть, понаслышалась дама о страстных влюбчивых французах и поехала на встречу с Большой Любовью. Никакой Любви она, конечно, там не встретила, и вернулась несолоно хлебавши, но мечта в душе не умерла (дурака, как известно, только могила способна исправить).

Написала я этот рассказик и выставила его на Прозу и Самиздат (предварительно пристроив в журнал "Кольцо А"). Это было довольно давно, когда меня пытался окучивать сталкер, втеревшийся примерно в те времена мне в доверие под видом несчастного страдальца и "поклонника таланта". В качестве "поклонника таланта" он читал всё, что я писала, и со страшно важным видом высказывал мне свое шибко вумное мнение о прочитанном. Это "вумное мнение" строилось на нескольких простеньких традиционалистских клише и дремучих советских моралитэ, которые, в общем, известны всем, кто имеет дело с постсовковыми мужчинами, с "приятным" довеском в виде регулярного чтения библии. Ну, вы поняли.

Прочитал он, значит, "Раису Никитичну" и счел своим долгом оповестить меня, что "это - не его", то есть, мол, рассказ не затронул струны его души. Я сильно подозреваю, у него была фантазия, что высказывая мне свои "шибко вумные" мнения, он, якобы, направляет меня творчество в нужное русло, ну, как бы незримо исправляет меня. Это "незримое руководство", конечно, было шито белыми нитками, и дико меня злило, но я тогда даже не могла послать его в одно место, потому что находилась в ловушке: в навязанной им мне роли сочувствующей страдальцу интеллигентной женщины, от чего меня временами просто мутило, потому что, положа руку на сердце, вряд ли в постсовке найдется менее сочувствующая отбракованным на брачном рынке традиционалистам и менее интеллигентная женщина, чем я (чем, я, кстати, искренне горжусь).

Позднее, когда это "незримое руководство" допекло меня окончательно, я предложила "поклоннику таланта" пойти в сад, и вот тогда-то и он проявил свои реальные цели, вплоть до того, что не поленился украсть информацию обо мне, доехать через границу до моего дома и биться в мои двери, требуя личных встреч. Непонятно, на что он надеялся. Мне трудно понять мотивы индивидуума, который свое отправление в бан воспринимает, как приглашение к личной встрече с забанившим. Вероятнее всего, рассчитывал, что при личной встрече у него больше шансов заново втереться в доверие и натянуть на меня выгодный ему, но ненавистный мне имидж "хорошей женщины". Никаких личных встреч, разумеется, не последовало, и пусть скажет спасибо, что я не вызвала полицию.

Но вернемся к "Раисе Никитичне". Не забавно ли, что традиционалист, который не то что не проявил простой человеческой эмпатии, но прямо-таки всеми порами своего тела испарял осуждение невинной попытки женщины хоть ненадолго отклониться от этого омерзительного гнета "женского предназначения", посчитал себя в полном праве делать то, за что порицал ее? Хотел запретить женщинам гнаться за мечтой, но погнался за ней сам. Возмущался искательницами приключений, но прощал себе преследование и домогательство. "Не его тема" оказалась в результате именно "его" и именно в тех же карикатурных формах.

Фортуна иногда очень остроумно совершает акты возмездия, согласитесь?

Рассказ о приключении Раисы Никитичны можно прочитать здесь.